Электронная библиотека

Феликс Кривин - Божественные истории

СВЯТОЙ ДОМИНИК

Окончив земные дела, святой Доминик отправился к богу.
- Ну, что там у нас? - встретил его господь бог. - Я, понимаешь, оторвался от земли: руки не доходят.
- Слава богу! - сказал Доминик. - Святая инквизиция не дремлет.
- Слава богу! - согласился господь.
- У нас теперь порядок, - докладывал Доминик. - Чуть что - и готово!
- Готово? Это хорошо. Ну, а как нравится тебе у нас, на небе?
Доминик промолчал.
- Говори, говори, не стесняйся!
- Разрешите донести, - стесняясь, заговорил Доминик. - Тут я встретил одного… уж очень какой-то веселый…
- Веселый? Ну, это не беда! Они у меня все пьяны от счастья.
- Разрешите донести, этот был не от счастья. Он на меня дохнул. Ох, я знаю, чем это пахнет!
Господь насторожился:
- Действительно!.. Мало ли что… Я, понимаешь, оторвался от неба…
- На все воля божья, - напомнил ему Доминик. - Прикажи, господи!
И господь приказал.
Тихо-тихо стало на небе. Приумолкли силы небесные, и одно только слышалось тут и там:
- Разрешите донести…
- Разрешите донести…
- Разрешите донести…
- Вот теперь у нас полный порядок! - потирал руки святой Доминик. - Слава богу!
- Слава богу! - эхом вторили силы небесные.
- Слава богу! - повторял в свою очередь господь бог.
И попробовал бы он не повторить! Интересно, как бы он тогда выглядел!

ПРАЗДНИК НА УЛИЦЕ ВАРФОЛОМЕЯ

В жизни каждого Варфоломея есть своя Варфоломеевская ночь. Была такая ночь и у святого Варфоломея.
Она пришла с большим опозданием, где-то в середине средних веков, когда о самом апостоле уже почти забыли. Но он не унывал, он знал, что и на его улице будет когда-нибудь праздник.
И вот наконец…
Варфоломей побрился, надел свой лучший костюм, доставшийся ему в наследство от распятого учителя, и вышел на улицу.
На улице была ночь. Варфоломеевская ночь.
- Спасибо, родные, порадовали старика, - бормотал апостол, глядя, как братья во Христе уничтожают друг друга, - господь не забудет ваше святое дело!
Варфоломей прослезился. Потом выпрямился и крикнул громко, впервые за всю свою безответную жизнь:
- Так их! Истинно так! А теперь - этих!
К нему подошли двое.
- Именем Варфоломея! - сказали они и взяли святого за шиворот…
Была ночь. Варфоломеевская ночь. Варфоломеевская ночь, но уже без Варфоломея.

ПАМЯТНИК МИГЕЛЮ СЕРВЕТУ

Кальвин сжег Мигеля Сервета. Кальвинисты воздвигли ему памятник.
- Вот здесь, - говорили кальвинисты, - на этом самом месте, безвременно сгорел великий Сервет. Как жаль, что он не дожил до своего памятника! Если б он так безвременно не сгорел, он бы сейчас порадовался вместе с нами!
- Но, - говорили кальвинисты, - но он недаром сгорел. Да, да, друзья, великий Сервет сгорел не напрасно! Ведь если б он здесь не сгорел, откуда б мы знали, где ему ставить памятник?

ТЕНЬ ОТЦА ГАМЛЕТА

- Отец, от тебя осталась только тень!
Тень отца Гамлета кивнула в знак согласия.
- А ведь еще недавно ты был человек… И какой человек! Одного твоего слова было достаточно, чтобы привести в движение целое королевство!
Тень махнула рукой: ей не хотелось предаваться воспоминаниям.
- Все это как-то странно: живет человек - и вдруг… Может, лучше не жить, может, лучше покончить сразу?
Вокруг тишина, и в этой тишине повис последний вопрос:
- Отец, быть или не быть?
Часы пробили половину первого. Прошло еще полчаса - полчаса жизни одного и полчаса смерти другого…
- Будь, Гамлет, будь… Но только старайся держаться в тени… Если не будешь в тени, то сам станешь тенью… Это я говорю тебе, как тень твоего отца.
- Ты говоришь, как тень. А что бы сказал отец?
Слабая тень улыбки, тень вздоха и еле слышные тени слов:
- Отец?.. О, отец!.. Он бы, конечно, сказал другое…

ДОКТОР ФАУСТ

Доктор Фауст все же нашел средство, как сохранить свою молодость. Он ходил по знакомым, и все они восклицали:
- Ах, доктор, вы чудесно выглядите!
Фауст смущенно улыбался:
- Это уже не то. Посмотрели бы вы, как я выглядел сорок лет назад!
И все было очень хорошо.
Однажды Фауст пришел к своему старому приятелю Мефистофелю, с которым они в молодости занимались кое-какими делами. Мефистофель уже давно отошел от дел и на досуге устраивал соседям мелкие неприятности.
- Как жизнь, старина? - приветствовал его Фауст.
- Слава богу! - сказал Мефистофель. - А у вас что слышно? Есть новенькие изобретения?
Фауст махнул рукой.
- Я давно бросил это дело. Знаете, уходит много времени, а я не хочу, чтобы время уходило.
- Все корпите над своими книгами? Ну, и что хорошего вы в них вычитали?
- Я теперь не читаю книг, - сказал Фауст. - На это уходит много времени.
- Так-так… Ну, а Маргарита как поживает? Все еще встречаетесь с ней?
- Э, где там! Бросил. Жалко времени.
- Так какого же дьявола вы живете?!
Фауст сел и стал думать, зачем он живет. Он опустил голову, согнул плечи и тяжело дышал. Потом встал и побрел домой, а Мефистофель смотрел ему вслед и дьявольски улыбался.

ФИЛОСОФСКИЙ КАМЕНЬ

Были когда-то мудрые люди - алхимики. Свои досуги они посвящали тому, что искали философский камень - камень, способный все что хочешь превращать в золото.
Считалось, что это превращение может сделать счастливыми всех людей.
Сидел однажды такой алхимик на берегу и философски перебирал камки. Подходит к нему купец.
- Что делаешь, добрый человек?
Алхимик объяснил.
- Ничего, - говорит купец, - стоящее занятие. Только средство такое найдено давным-давно. Вот погоди, я разгружу свой корабль.
Разгрузил купец корабль. Весь берег завалил товаром.
- Ну, гляди: сейчас я это превращу в золото.
А тут и народ подвалил. Ходит, присматривается к товару.
Достал купец из кучи мешок гвоздей, спрашивает алхимика:
- Это что?
- Гвозди.
- А теперь?
Махнул рукой в сторону одного покупателя - и сразу в руке вместо гвоздей золотая монета. Алхимик только глаза открыл. Взял купец бочонок вина.
- Это что?
- Вино.
- А теперь?
И опять у него в руке золото. Чудеса, да и только!
Алхимик смотрел на эти чудеса и философски перебирал, камни. "Ишь ты!соображал он. - Тут стараешься, изводишь себя, а оно - вон что! Совсем простая философия…"

КВАЗИМОДО

Сколько стоит душа? Ни гроша.
На нее не придумана мода.
И живет на земле, не греша,
Золотая душа - Квазимодо.
Он живет, неприметен и сер,
В этом мире комфорта и лоска,
В этом веке, где каждый нерв
Обнажен, как Венера Милосская.
Недоросток, уродец, горбун.
Красоты молчаливый свидетель,
Тащит он на своем горбу
Непосильную ей добродетель.

АНТИПАПА

Жил-был антиквар. Он такого насмотрелся в своих древностях, что ему стало тошно жить на свете. И тогда он махнул на все рукой, написал завещание и отправился в антимир.
В те далекие времена антимир находился на седьмом небе, но это мало радовало его обитателей.
- Ох, - тихомолком вздыхали они. - Ох, ох, ох!
Зато правил антимиром неунывающий человек - король Антиох.
События происходили в 9341 году - 1439 году по земному летоисчислению. Как вы помните, в этом году Базельский собор, недовольный правлением папы Евгения Четвертого, выдвинул в пику ему своего антипапу. Но так как для антипапы, по мнению некоторых, больше подходил антимир, то его вскорости туда и переселили.
Вот так они все и встретились - антипапа, антиквар и король Антиох, веселый правитель антимира.
- Ну, что у вас новенького? - спросил Антиох.
- Хорошего мало, - покачал головой антиквар. - Говорят, прикончили Цезаря. (Цезаря прикончили давным-давно, но для любителя древностей это было самым новым событием.) Ох, что творится!
- Как вы сказали?
- Я говорю, прикончили Цезаря.
- Да нет, что вы сказали потом?
- Я говорю - ох…
- Ай-ай-ай! - воскликнул Антиох. - Такое говорить! Вы забываете, что вы на седьмом небе.
- Извините, просто сорвалось.
- Вот так у всех срывается. Дворник Антип, моя правая рука, уж на что верный человек, а и тот порой не удержится. Недавно мы с ним охотились на антилоп… - Антиох рассмеялся. - Вот, я вам скажу, была потеха! Клянусь антихристом, мне никогда не было так весело!
- А как у вас с антихристом? - включился в разговор антипапа. - Верят? Не сомневаются?
- Сомневаться у нас нельзя: мы же на седьмом небе. А насчет того, чтобы верить… этого тоже нет.
- Нехорошо. Ох, нехорошо!
- Не говорите "ох", - попросил Антиох.
- Ладно, не буду. Но другие будут. Вот увидите, будут. Там, где забыли антихриста, всего можно ждать. Если б моя воля…
- Воля ваша, - немедленно согласился Антиох. - Ваша воля, только не говорите этого… и другие пусть не говорят. Мы все-таки на седьмом небе…
- Слава антихристу! - сказал антипапа и стал выполнять свою волю.
Прежде всего он решил ознакомиться с обстановкой, поскольку антимир был для него новой областью. Для этого он призвал к себе местного человека Антипа.
- Слушай, дворник, ты здесь крутишься при дворе. Посвяти меня в дела антимирские.
- Наше дело десятое, - отмахнулся Антип.
- Не гневи антихриста, дворник. Объясни толком, как и что.
- Наше дело десятое…
Прогнал его антипапа и призвал антиквара, человека ученого.
← Ctrl 1 2 3 ... 10 11 12 Ctrl →
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB 2012–2019

Генерация страницы: 0.0391 сек
SQL-запросов: 0